На рассмотрение в Палату представителей поступил новый законопроект о внесении изменений в закон о массовых мероприятиях

Еще до того, как его начали обсуждать депутаты, развернулись бурные дискуссии по поводу этого документа в интернет-СМИ и среди сторонников так называемой оппозиции. Все дело в том, что в законопроекте предлагается урегулировать порядок организации и проведения «молчаливых акций», которые с помощью социальных сетей проводила небезызвестная группа «Революции через социальные сети». Какие именно законодательные инициативы так переполошили часть интернет-сообщества и как планируется изменить порядок проведения массовых мероприятий, рассказал заместитель председателя Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь по правам человека, национальным отношениям и СМИ Анатолий Глаз.

— Анатолий Тихонович, можно ли напрямую увязывать внесение этого законопроекта в парламент с движением РЧСС и рассматривать как реакцию власти на акции «молчаливого протеста», проходившие по средам?

— Необходимость внесения поправок в закон о массовых мероприятиях рассматривалась давно, потому что ныне действующий закон был принят в 1997 году и с этого времени произошли значительные изменения как в терминологии законодательства применительно к массовым мероприятиям, так и в формах их проведения.

То, о чем вы говорите, может быть, послужило одним из толчков. Этого отрицать нельзя. Ведь мы знаем (к нашему счастью, на примере других государств и народов), что безобидные поначалу подобные акции в социальных сетях приводит в конечном итоге к величайшим трагедиям для людей, которые совершенно в этом неповинны.

Возросла опасность антиобщественных проявлений, которые могут иметь тяжелые последствия как для граждан, так и для объектов функционирования народно-хозяйственного комплекса, в том числе инфраструктуры. Поэтому в центре законопроекта — усиление мер безопасности при проведении массовых мероприятий.

В законопроекте мы намерены четко определить правила проведения массовых мероприятий, лиц, ответственных за их проведение, и меры ответственности, чтобы не давать возможность ни той, ни другой стороне (ни организаторам, ни властям. — Прим. БЕЛТА) трактовать по-своему те или иные положения закона.

Например, в законопроекте решен вопрос, который нередко возникал на практике: надо ли платить милиции за охрану общественного порядка, если массовое мероприятие проводят госорганы? В проекте закона определяется возмездная основа проведения массовых мероприятий, в том числе за охрану общественного правопорядка, для всех организаторов, кроме госорганов.

— Какие еще новшества содержит законопроект?

— Расширяется перечень мест, где проведение массовых мероприятий не допускается, и четко устанавливается расстояние от места собраний, митингов и прочего до таких мест. До получения разрешения на проведение массового мероприятия запрещается объявлять о дате, месте и времени его проведения в СМИ, Интернете или иных информационных сетях.

Места для проведения массовых мероприятий могут быть оборудованы стационарными средствами видеонаблюдения и иными техническими средствами обеспечения безопасности. Подчеркиваю: могут быть. Это не обязательная норма, потому что у нас до настоящего времени нет законодательно утвержденного порядка оборудования общественных мест этими средствами. Его предполагается определить только в 2014 году.

Очевидно, что целый ряд предложений, содержащихся в проекте закона, нуждается в доработке, так как содержит оценочные признаки. Если они без изменений попадут в законопроект, то создадут предпосылки для квалификации практически любого массового мероприятия, инициированного гражданами, как незаконного. К слову, оппоненты, ознакомившись с текстом законопроекта (он размещен на портале pravo.by — Прим. БЕЛТА), не промедлили об этом напомнить: мол, если законопроект будет принят в таком виде, то, похоже, будет действовать принцип «больше трех не собираться».

Например, это касается определения понятия «пикетирование». По тексту законопроекта к пикетированию приравнивается совместное массовое присутствие граждан в заранее определенном общественном месте (в том числе под открытым небом) и в установленное время для совершения заранее определенного действия или бездействия, организованное (в том числе через Интернет или иные информационные сети) для публичного выражения своих общественно-политических настроений или протеста. Что в этом контексте означает «бездействие», можно трактовать, как захочется.

Думаю, что это определение в процессе работы над законопроектом существенно изменится. Однако раз уже появилась такая форма выражения протеста, как флешмобы, государство должно ее регулировать.

Возможно, чтобы уйти от двоякой трактовки, имеет смысл запретить инициирование проведения массовых мероприятий через социальные сети. Всякая публикация призывов будет считаться нарушением закона. Пока это только предположительные варианты. Все они будет изучены рабочей группой, которая создается в Палате представителей.

— Некоторые прогнозируют, что новая волна протестных акций в Беларуси нахлынет осенью. Будет ли парламент торопиться, чтобы принять законопроект как можно быстрее и создать новую законодательную базу о проведении массовых мероприятий к осени этого года?

— Ни в коей мере. Рассмотрение законопроекта в Палате представителей никак не связано с прогнозами отдельных наших оппонентов. Они ожидают к осени ухудшения уровня жизни, поэтому предполагают проведение протестных акций. Но у меня, мягко говоря, есть большие сомнения, что их прогнозы оправдаются. По крайней мере, результаты работы народного хозяйства за последние два месяца (например, уровень урожайности, валовой сбор хлеба) не дают оснований говорить о том, что к осени мы будем жить хуже.

Просто физически законопроект не может быть принят осенью этого года. Существует порядок рассмотрения законопроектов, который никто не обойдет. Очередная осенняя сессия парламента открывается только 2 октября. В лучшем случае законопроект может быть принят Палатой представителей к концу этого года, самый ранний срок — к середине декабря.

В настоящее время его текст размещен на Национальном правовом интернет-портале. Он также разослан для изучения во все комиссии Палаты представителей. Мы будем искренне благодарны общественным организациям, гражданам за конструктивное сотрудничество по работе над этим документом.

— Какова первая реакция коллег-депутатов?

— Все пока вчитываются. Некоторые отмечают те же скользкие позиции, которые я уже обозначил. Все понимают, что нужна четкость формулировок в таком, мягко говоря, непростом законе. Тем более что он вплотную соприкасается с международными конвенциями, подписанными Беларусью.

— Разработчиком законопроекта выступило Министерство внутренних дел. Уже высказывается мнение, что правоохранители его разработали «под себя», чтобы в значительной степени облегчить себе работу, создать более выгодные и удобные для себя условия. Например, предусмотрели, что местные власти должны принимать решение о запрете или разрешении проведения массовых акций с учетом ряда условий, в том числе оплаты расходов, связанных с охраной общественного правопорядка. Организаторы акций, обращаясь за разрешением, должны будут обязательно заключить договора об охране общественного правопорядка…

— В этом они не новы. Поверьте моей достаточно богатой депутатской практике: любое министерство, ведомство, если оно одно разрабатывает законопроект, в обязательном порядке делает уклон в свою сторону. Именно поэтому при рассмотрении проектов закона в парламенте создаются рабочие группы с участием всех заинтересованных, которые будут шлифовать то, что не вписывается в общие каноны.

— Как вы себе представляете, например, организацию акции протеста против решений Мингорисполкома, если ее проведение должен разрешить сам Мингорисполком?

— Протестные акции людей — это их конституционное право, их нельзя запретить. К тому же это лакмусовая бумажка работы власти, способ узнать, где она недорабатывает. Если массовые акции носят конструктивный характер или нацелены на изменение неправильно принятого решения, что же в этом плохого? Это только на пользу. Власть ведь не должна бояться ошибок. Нет власти, которая не ошибается. Важно, как власть выходит из положения после обнаружения ошибок… Когда власть прислушивается к мнению людей, от этого ее авторитет только крепнет.

В Минске проблема массовых акций стоит более остро. Играют роль и масштабы города, и большая концентрация в столице тех, кто любое действие власти воспринимает как неправильное. Но и в этой ситуации есть выход. Чем больше власть будет обсуждать с людьми решения, затрагивающие интересы значительного числа жителей, тем меньше будет акций протеста. Хотя я далек от мысли, что из любой аудитории власть уйдет под аплодисменты, но разъяснить государственную точку зрения нужно.

Новость подготовлена Екатериной Нечаевой
По сообщению БЕЛТА

Александр Дедюля
error: Внимание! Контент защищён. Копирование текста запрещено!! Приносим извинения!